mountain-climber

Бороться с Богом? Опасно!

Борьба Иакова с Богом (Бытие 32:24-32)

Понимание сути этих событий зависит от перевода (на наш взгляд, Синодальный перевод в данном случае не только не дает всех тех вариантов истолкования, что оригинальный текст, но и направляет читателя по неправильному следу). Вот более буквальный перевод 32:24-28 (перевод намеренно не сглажен ради сохранения стилистики речи):
    И остался Иаков один, и некто боролся с ним до восхождения зари. 25 И он увидел, что не может победить его. И он коснулся бедренного сустава его и вывихнул бедренный сустав Иакова, когда он боролся с ним. 26 И сказал: “Отпусти меня, ибо взошла заря”. И сказал: “Не отпущу тебя, если не благословишь меня”. 27 И сказал ему: “Как твое имя?” И сказал: “Иаков”. 28 И сказал: “Отныне не Иаков будет тебе имя, а Израиль. Ибо ты состязался с Богом и людьми и превозмог”.
В ветхозаветном еврейском языке мало подчиненных предложений; в большинстве случаев предложения соединяются при помощи обычного союза «и» (ו). Более того, смена действующего лица нередко никак не обозначается, в результате чего иногда возникает некоторая двусмысленность, которую читатели (или слушатели) должны устранить самостоятельно, на основании контекста (ср., напр., Руф. 1:15, 18; 3:16-18; Зах. 13:5-6).

Итак, в связи с прочитанным текстом возникает вопрос: кто «увидел, что не может победить его»? Ангел? Или Иаков? Из всего, что нам известно из Писания, было бы весьма странным, если бы ангел действительно старался бороться в полную силу, однако увидел, что ничего не может поделать против далеко не самого сильного человека. Мы знаем, что один ангел был способен за одну ночь поразить в ассирийском войске сто восемьдесят пять тысяч человек (4 Цар. 19:35). Если же учесть, что боровшийся с Иаковом имел божественную природу (о чем см. ниже), то такое толкование и вовсе становится неправдоподобным.

Так кто же «увидел, что не может победить»? По-видимому, речь все-таки по-прежнему идет об Иакове. Иаков остался один, с Иаковом боролся Некто, Иаков увидел, что не может победить его. Ангел же, в свою очередь, мог победить Иакова одним движением в любой момент. Стоило ангелу коснуться бедренного сустава Иакова, как тот остался хромым на всю оставшуюся жизнь.

Словами «отпусти меня» (их можно также перевести «отправь меня» или «прогони меня») Ангел сам намекает на то, что борьба не продлится вечно, ему пора уходить . Опять же, в этих словах не следует видеть намек на то, что ангел не мог уйти сам в любое время. Вместо того чтобы сказать «отпусти», он мог бы прикоснуться ко второму бедру Иакова, затем к плечу, ко второму плечу… Инвалидизация бедной жертвы наглядно демонстрировала, кто хозяин положения. Увидев сверхъестественную силу своего противника, Иаков понимает, с кем он боролся, и меняет стратегию борьбы: вместо грубого противостояния он начинает умолять о благословении.

Важно заметить, что эта ночь есть, по сути, вся жизнь Иакова в миниатюре. До этого он «боролся с Богом и людьми». Об этом пути напоминало его первое имя – Иаков, что значит «хватающий за пятку», то есть тот, кто неожиданно рывком выхватывает ногу соперника, бросая его на землю. За пятку хватают борцы и – в переносном смысле – обманщики. Сочетание этих двух образов – борца и обманщика – хорошо видно в горьких словах Исава, которому Иаков дважды «поставил подножку» своим обманом: «Не потому ли дано ему имя: Иаков, что он запнул меня уже два раза?» (27:36).

Иаков боролся с Богом и людьми, когда хитростью перекупил у своего брата права первородства. Бог не дал ему родиться первым, однако он боролся с Богом, пытаясь таким путем изменить свою судьбу. Иаков боролся с Богом и людьми, когда тщательно спланированным обманом присвоил себе благословение, которое Исаак намеревался отдать Исаву. Опять же, Бог не дал Иакову благоволения в глазах отца, однако Иаков боролся с Богом, со своим отцом и со своим братом. Однако борьба человеческими силами: обманом, хитростью, изобретательностью, – не привела его к победе. Он так и не смог перейти на другой берег. Как двадцать лет назад Исав обещал убить его, так и сейчас он страшится встречи с батальоном Исава. Как раньше ему угрожала смерть от руки брата, так и теперь, двадцать лет спустя, он по-прежнему боится той же самой проблемы.

Наступил день, когда Бог преподал Иакову важный урок. Он показал «борцу», что тот совершенно ничего не может противопоставить Господу. Когда Иаков переводил свое имущество через поток Иавок, он должен был пересекать его десятки раз. Однако вечером того же дня наступил момент, когда он не смог осуществить даже такое простое действие, как переход через речку, – действие, которое он, подчеркнем, осуществлял уже много раз до этого. Бог не пустил его – и он не смог перейти на другую сторону. Бог показал Иакову, что все обстоятельства жизни, включая даже самые малые и обыденные, находятся в Божьей власти. Бороться с Богом бесполезно. Этот путь ни к чему хорошему не приведет.

Поняв, что на самом деле он борется с Богом и «не может победить его», Иаков смирился и стал умолять о благословении. Об этом же событии пишет пророк Осия: «Он боролся с Ангелом – и превозмог: плакал и о милости умолял Его» (Ос. 12:4). Иаков настолько смирился пред Богом, что заплакал и стал со слезами умолять Бога о милости к нему. В этот самый момент Иаков одержал победу – «превозмог». Противодействие Богу, хитрость и обман не привели ни к чему хорошему. Глубокое смирение и мольба о благословении превратили проигравшего в победителя. Поистине, путь к духовной победе только один: полная и безоговорочная капитуляция перед Господом.

Тем не менее, воспоминание об этой борьбе навсегда осталось у Иакова в виде хромоты. Из этого он должен был извлечь урок, что борьба с Богом приводит только к увечьям. Но хромота выполняла еще одну важную функцию. Она свидетельствовала о том, что борьба с Богом была наяву – это не был всего лишь сон. Более того, когда родные увидят Иакова хромающим, он должен будет рассказать им о своем духовном уроке.

Итак, неправильный путь не привел Иакова к счастью. Правильный путь к счастью лежит через смирение и мольбу о благословении. Об этом правильном пути и одержанной победе напоминает новое имя Иакова – Израиль. Хотя в объяснении ангела фигурируют слова «ты боролся с Богом и людьми», само имя יִשְׂרָאֵל может означать «Бог будет бороться». Раньше боролся Иаков – «хватал за пятку». Теперь за него будет поборать Господь.

Остается еще один важный вопрос: с кем боролся Иаков? Книга Бытие намекает на то, что боровшийся с Иаковом имел божественную природу. На это указывают три обстоятельства. (1) Иакову было сказано, что он «боролся с Богом» (ст. 28). (2) Боровшийся отказался назвать свое имя, по-видимому, подразумевая, что Иаков должен был знать это имя. «Спросил и Иаков, говоря: “Скажи имя Твое”. И Он сказал: “На что ты спрашиваешь о имени Моем?” И благословил его там» (32:29). Иными словами: разве ты не знаешь Моего имени? Я – тот, кто обещал благословить тебя. Я – Яхве. (3) Иаков назвал то место «Пенуэл», что значит «лицо Бога», и при этом сказал: «Я видел Бога лицем к лицу» (32:30). На то же самое указывает и Книга пророка Осии 12:4-5: «Он боролся с Ангелом – и превозмог: плакал и о милости умолял Его; затем в Вефиле Он нашел нас и там говорил с нами. И это – Яхве, Бог Воинств; Яхве – имя Его» (перевод наш. – А. П.). Итак, боровшийся с Иаковом имел божественную природу и назывался именем «Яхве».

В то же время, известно, что Отец не планировал вочеловечиться, поэтому телесный образ Ему не присущ. Писание говорит, что Бога Отца «не видел никто никогда» (Иоан. 1:18). Кого же тогда видел Иаков? Кто носил имя Яхве, но мог быть видим для человека? Некоторые христианские богословы предполагают, что это был случай христофании – явления Христа до воплощения.

Comments have been disabled for this post.