hands of prayer

1 Иоанна 1:5-10

Как известно, древняя ближневосточная литература, включая древнееврейскую, изобилует структурными литературными приемами – такими, как параллелизм, хиазм, инклюзия и т.п. Внимание к структуре библейского текста, а именно к повторяющимся словам и фразам, помогает не только разбить текст на отрывки, но и точнее понять его смысл. Причем применимо это не только к Ветхому Завету (что широко известно), но и к Новому (что часто остается недооцененным). Взгляните, к примеру, на 1 Иоанна 1:5-10. При ближайшем рассмотрении можно увидеть, что этот текст состоит из двух трехстиший, каждое из которых построено по типу хиазма (т.е. структуры типа АБА):

А 5 И вот благовестие, которое мы слышали от Него и возвещаем вам: Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы.
Б 6 Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине;
А 7 если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха.

А 8 Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас.
Б 9 Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды.
А 10 Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас.

Первое трехстишие объединяется темой света и тьмы. По краям в нем расположены фразы о свете: «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы»; и «если же ходим во свете, подобно как Он во свете». В центре стоит противоположная идея: «если мы… ходим во тьме».

Второе трехстишие объединяется темой греха. По краям в нем стоят фразы, связанные с отрицанием греха: «Если говорим, что не имеем греха»; и «Если говорим, что мы не согрешили». В центре стоит противоположная идея: «Если исповедуем грехи наши».

Оба трехстишия на структурном уровне объединяются единой канвой, которая плавно перетекает из первого трехстишия во второе. Так, во второй, четвертой и шестой строчках мы находим фразу «если говорим», которая связывает весь этот отрывок воедино. При этом положительные и отрицательные утверждения чередуются друг с другом: «Бог есть свет» – положительное, «ходим во тьме» – отрицательное, «ходим во свете» – положительное, «говорим, что не имеем греха» – отрицательное, «исповедуем грехи» – положительное, «говорим, что не согрешили» – отрицательное.

Как правило, хиазматическая структура (АБА) делает акцент на центральном элементе. Если эта закономерность действует в данном случае, то в этом отрывке две главные идеи: одна отрицательная и одна положительная. В первом трехстишии центральная строчка говорит об опасности лицемерной жизни – когда мы говорим, что имеем общение с Богом, но ходим во тьме (живем в грехе). Во втором центральная строчка говорит о блаженстве искренней жизни – когда мы исповедуем грехи и обретаем прощение и очищение. Эти две идеи взаимно дополняют друг друга: христианин должен не только стараться жить максимально праведно, но и совершенно искренно верить в то, что при этом он остается ничего не заслуживающим грешником, оправданным исключительно по благодати.

Comments have been disabled for this post.