hands of prayer

Истоки либерального богословия

(В продолжение темы о богословском либерализме и либеральной библеистике...)

Мы часто называем себя евангельскими христианами. В основе этого термина, разумеется, стоит слово «Евангелие». Однако почему христиане не называли себя так с самого начала? Откуда появился этот термин и какой он несет смысл?

В XVI в. в Германии началась протестантская Реформация под руководством Лютера. В Англии в это же время сходных взглядов придерживался Уилльям Тиндейл. Люди, которые верили так же, как Тиндейл, – то есть по-протестантски – назывались по-английски gospellers – т.е. благовестники или приверженцы Евангелия. В те времена во всех протестантских церквях Евангелие находилось в центре их убеждений и вероучения. Однако в XVIII в. начались существенные изменения, связанные прежде всего с идеями так называемого «Просвещения» – интеллектуального движения, поставившего во главу угла человеческий разум. В результате, Евангелие оставалось в вероучительных документах (исповеданиях веры и т.п.), но редко звучало с кафедры. Люди даже в церквях стали отвергать Божьи чудеса и авторитет Библии, заменив его авторитетом так называемой «науки». Тех, кто все еще проповедовал чудесное сверхъестественное Евангелие, называли evangelicals – евангеликами – т.е. евангельскими верующими. XIX-й век - евангельские верующие остаются в традиционных деноминациях, потому что их вероучительные документы продолжают оставаться правильными. Однако растет пропасть между традиционными исповеданиями веры на бумаге и проповедью. В начале XX в. многие церкви и деноминации принимают поправки в вероучительные документы, и перед теми, кто верит в ортодоксальные библейские доктрины, остро встает вопрос о том, можно ли им оставаться в этих церквях и деноминациях, или же нужно из них уходить.

Почему происходили такие изменения? Главной движущей силой, которая стояла за всеми этими переменами в основных деноминациях протестантизма, было такое направление мысли, как либерализм.

Либерал – ругательное слово. Чаще всего им называют тех, кто в чем-то не похож на нас или не соответствует традиционным устоям в церкви. Например, если сестры в церкви носят брюки, то эта церковь либеральная? А если на богослужении используется ударная установка?

ЛИБЕРАЛИЗМ – ЭТО направление богословской мысли, заключающееся в отвержении или значительном принижении богодухновенности Писания. ОТЕЦ, КАЧАВШИЙ КОЛЫБЕЛЬ БОГОСЛОВСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА, – ЭТО НЕМЕЦКИЙ БОГОСЛОВ ФРИДРИХ ШЛЕЙЕРМАХЕР (1768–1834). Он ощущал огромное давление научного рационализма. На тот момент казалось доказанным, что Библия ошибается в отношении многих вещей, и Шлейермахер искал выход, который позволил бы сохранить уважение к Библии и христианским ценностям. Выход он нашел такой: по его мнению, главное в религии – не доктрины, а чувства, интуиция и личный опыт. Благодаря религиозному инстинкту человек приобщается к духу вселенной. И через этот религиозный элемент в человеке Бог приобщается ко всем людям. Вера возникает не от истины и знания, получаемых извне, а от человеческой интуиции, то есть от его самосознания. Поэтому, для того чтобы у человека была вера, не требуется истина откровения, не требуется такой авторитетный источник, которым традиционно считалась Библия.

В отношении искупления Шлейермахер писал: «Мы не можем сказать, что Христос исполнил божественную волю вместо нас или ради нас… На самом деле главное достижение Христа состоит в том, что Его пример настолько воодушевляет нас, что мы сами движемся к более совершенному исполнению Божьей воли». Христианский опыт – это жизнь, а не доктрина. Этот опыт, несомненно, берется от Христа, но того Христа, который внутри человека, а не того, что открыт в Писании. Библия – это просто «оригинальное истолкование христианского опыта», и посредством нашего собственного опыта мы можем добавлять к Библии новое «истолкование». Один друг написал Шлейермахеру: «В том, что касается разума, я стопроцентный язычник, а в том, что касается внутренних переживаний, я чувствую себя в полной мере христианином».

Итак, он отделил интеллектуальное содержание христианства (объективное библейское откровение) от христианского «опыта», то есть чувств и переживаний. Эта фундаментальная идея влекла за собой несколько важных следствий.

Следствие 1: самая главная, по его мнению, часть христианства – благочестивые чувства и высокие переживания – будет оставаться актуальной и истинной независимо от того, что говорит наука. Следовательно, христианство было защищено от нападок модернизма.

Следствие 2: враждебную критику Писания уже не нужно рассматривать как угрозу вере. Пусть ученые находят в Библии ошибки и опровергают традиционное авторство библейских книг – это их работа. Нас это мало касается, потому что мы можем продолжать чувствовать Христа в сердце.

Следствие 3: отрицание фундаментальных доктрин. Либеральные протестанты обычно отрицали девственное рождение Христа, Его чудеса, телесный характер Его воскресения, заместительное искупление греха и второе пришествие Господа. «Отрицание этих доктрин всегда сопровождалось тем, что сверхъестественные, чудесные основы христианства подменялись естественными – или расплывчатыми «духовными» – объяснениями» (Marsden G. Reforming Fundamentalism: Fuller Seminary and the New Evangelicalism. Grand Rapids: Eerdmans, 1995. С. 4). Особенно важным был вопрос о том, какую природу имеет авторитет Священного Писания. Либералы под влиянием высшей критики (о которой будет сказано дальше) подчеркивали человеческое происхождение Библии, а значит, возможность ошибок в отношении исторических и естественнонаучных фактов (а иногда даже ошибок в отдельных вероучительных положениях).

Иронию либерализма замечательно сформулировал Ричард Нибур в ставшем классическим высказывании: в либеральном богословии «Бог, в котором нет гнева, ведет людей, у которых нет греха, в Царство, в котором нет суда, через служение Христа, у которого нет креста» (Niebuhr R. The Kingdom of God in America. С. 193).

Следствие 4: главная задача пастора – проповедовать не доктрины, а личный опыт. Во многих церквях, оказавшихся под влиянием либеральной библеистики и либерального богословия, проповеди стали сводиться к простому морализаторству или психологическому воодушевлению. Некто охарактеризовал такую проповедь следующим образом: это когда один хороший человек говорит другим хорошим людям, как быть чуточку лучше.

(Продолжение следует...)

Comments have been disabled for this post.