falling

Что общего между коровами и библейской критикой?

Не так давно мне довелось помогать моему другу Жене Пименову в написании статьи о библейской критике. В дальнейшем я поделюсь некоторыми выдержками из этой статьи, но особенно мне нравится следующий пассаж:

<...>
Однако в последние несколько веков широкую известность получил историко-критический метод изучения Библии, называемый также библейской критикой или высшей критикой. Несмотря на схожесть названий, историко-критический метод – это отнюдь не то же самое, что консервативная историко-грамматическая герменевтика. В отличие от последней, историко-критический метод характеризуется не просто рациональным и систематическим подходом к изучению Писания, а рационализмом, доведенным до парадигматической крайности. Все сверхъестественное как в содержании библейских историй, так и в утверждениях о происхождении библейских книг как бы выносится за скобки, то есть попросту не принимается во внимание или даже отвергается. Сторонники библейской критики подходят к Библии как к обычной книге, написанной главным образом людьми, не учитывая божественное авторство и допуская наличие в ней ошибок. Это противоречит ясному утверждению Христа об абсолютной истинности Божьего Слова.

Нужно признать, что изначальной целью историко-критического метода было стремление к объективному взгляду на Библию. Однако ожидаемая польза от данного подхода оказалась многократно перекрыта его фактической опасностью. Семь тучных коров рационального объективизма были пожраны семью тощими коровами антибиблейского скептицизма, при этом, как и во сне фараона (ср. Быт. 41:17-21), тощие коровы не стали тучнее.

Comments have been disabled for this post.