mountain-climber

Реформация

РЕФОРМАЦИЯ

В некоторых странах мира празднуют день Реформации, обычно 31 октября. Мы в своей церкви решили провести месяц Реформации – чтобы вспомнить, как возникло протестантское направление в христианстве, и извлечь уроки из истории.

На вечерних собраниях мы вспоминали состояние Католической церкви до Реформации, затем говорили о том, какой вклад внесли в это движение Лютер и Кальвин. И теперь поговорим об учении Реформации.

Вообще, мы очень многим обязаны этому движению. И многого мы даже не осознаем – мы воспринимаем это как должное. Например:

• То, что мы сегодня слушаем проповедь, а не мессу, – это несомненная заслуга Реформации. И заметьте, что эта проповедь звучит на русском языке, а не на непонятных наречиях. Представьте себе, что было бы, если бы вам сейчас и каждое воскресенье приходилось слушать проповеди на латыни. Или на церковно-славянском языке. Как много вы смогли бы понять? Как многому вы смогли бы научиться из Библии?

• Наверняка вы слышали выражение «фокус-покус». Знаете, как оно возникло? Оно возникло - ни много ни мало - из католической мессы. Каждый раз во время мессы, по католическому учению, хлеб превращается в буквальное Тело Иисуса Христа. При этом священник произносит на латыни такие слова: hoc est corpus meum, что значит сие есть тело Мое. Народ думал, что происходит чудесное превращение хлеба в Тело Христа и при этом постоянно слышал фразу: hoc est corpus, hoc est corpus… Но значения этой фразы люди не понимали, так как не знали латыни. По-видимому, они должны были воспринимать ее как какое-то заклинание. Со слуха эту фразу переделали в hocus-pocus. А в русский язык она уже вошла как фокус-покус.

Вот такой вот фокус-покус: Сие есть Тело Мое, за вас ломимое. А вы слушаете проповедь на русском языке и имеете возможность понимать, что здесь говорится.

• Когда вы каждое утро или каждый вечер открываете дома Библию, это тоже – заслуга Реформации. До Реформации чтение Библии не только не поощрялось, но и нередко запрещалось для простых людей.

• Вы читаете Библию на родном языке? А представьте себе, что было бы, если, прежде чем начать читать Библию, вам нужно было бы выучить новый язык? Например, латынь? Как многие из вас продрались бы через зубрежку правил и новых слов и все-таки дошли бы до чтения Библии?
Но вы читаете Библию на родном языке, и это тоже заслуга Реформации.

• Мы сейчас пели духовные песни. Какая в этом сила – когда церковь единодушно от сердца поет Богу глубокие, осмысленные, выстраданные, духовные гимны! Но знаете ли вы, что это тоже – заслуга Реформации?

Одним из предшественников Реформации был Ян Гус, ректор Пражского университета. Он был сожжен на костре по обвинению в ереси. Один из пунктов, в которых он обвинялся как еретик, заключался как раз в том, что в его церкви было общее пение. Мы принимаем это как должное, как что-то само собой разумеющееся. А некоторые люди отдали за это свою жизнь.

• Но самая главная заслуга Реформации – не в том, что она вернула в церковь проповедь, богослужение на родном языке и общее пение – все те элементы, которые были в апостольской церкви. Самая главная заслуга Реформации – в том, что она вернула в церковь Евангелие. Благую Весть. Библейское учение о том, как обрести спасение. Ни больше, ни меньше.
Я не говорю, что Евангелие совсем исчезало из Церкви. Конечно, во все времена были люди и группы людей, которые верили в истинное библейское учение о спасении верой. Однако до Реформации настоящее Евангелие было вытеснено на задворки, и Реформация привлекла к нему внимание Церкви.
Таким образом, самая большая заслуга Реформации лежит в сфере вероучения, в сфере доктрин, в сфере богословия.
Но, к сожалению, мы склонны забывать уроки истории. Мы забываем историю и повторяем ее ошибки.

Недавно мне довелось побывать на одной конференции, где выступал проректор одной протестантской семинарии. Неважно, какой проректор и какой именно семинарии – не в этом суть. Но важно то, что́ человек, который учит других протестантских служителей, говорил о протестантизме. А говорил он следующее. Конфессия, по его мнению, – это культурно-историческое преломление христианства. А значит, говорил он, вопрос не в истинности, а просто в формах.
Когда этот проректор семинарии рассматривал отличия баптизма от православия, он назвал буквально следующие три момента: ритуально-языческие элементы РПЦ («плачущие иконы», поклонение мощам, «святые источники» и т. п.), авторитарно-иерархическое устройство РПЦ (разделение на клир и мирян) и клерикализм РПЦ (слияние церкви с государством). При этом ни слова не было сказано о вероучении, о доктринах, о понимании пути спасения. По его мнению, разница – не в истинности, а только в формах, в культурно-исторических отличиях.
Что же тогда произошло во время Реформации? Возникло новое культурно-историческое преломление христианства? Такое же истинное, как и католицизм и православие, но только отличающееся культурными формами?
Скорее всего, тот проректор семинарии начитался книжек светских религиоведов, которые понятия не имеют о том, о чем пишут. Но никакой серьезный евангельский историк не скажет, что суть Реформации – в культурных формах христианства. И сами реформаторы никогда бы не сказали, что хотят изменить лишь культурную форму католицизма. Я позднее процитирую вам на этот счет Лютера.
Так в чем же тогда суть Реформации? Ее суть – в богословии. То есть, именно в истинности, а не просто в культуре. И об этом мы сегодня поговорим. Итак, в чем суть протестантской Реформации?
Суть протестантской Реформации можно свести к пяти богословским тезисам. Они прекрасно известны. Они у всех на слуху. И именно о них мы сейчас поговорим.

Итак, первый тезис Реформации:

I. Только Писание

Как относились к Писанию в католицизме? Согласно католическому учению, Писание само по себе еще не является достаточным источником истины. Авторитетный критерий истины в католицизме складывается из сочетания трех вещей: Священного Писания, Священного Предания и мнения современной церкви . Под мнением современной церкви имеется в виду, по сути, авторитет папы и соборов.
Как это выглядело на практике? Представьте себе, что вы, будучи простым человеком, пришли в какую-нибудь католическую церковь в XVI в. и сказали: «А можно мне почитать Библию, чтобы узнать, что там написано о вере и христианстве?» Священник вполне мог бы вам ответить: «А зачем вам читать Библию? Все равно вы там ничего не поймете! Читайте-ка лучше Отцов Церкви: они все понятно объяснили». (Я не говорю, что ответ священника обязательно был бы таким, но такое отношение было широко распространено.)
Писание говорит непонятно, поэтому нужно читать предания Отцов Церкви и богословов прошлого. Даже проповеди строились следующим образом: священник мог зачитать какой-то текст из Писания, а потом следовало: «Августин сказал об этом следующее, папа Григорий сказал об этом следующее, Дунс Скот сказал об этом следующее, Фома Аквинский сказал об этом следующее…»
Ну, а если возникали споры о том, чему в действительности учит предание Отцов и богословов прошлого, то эти споры решались церковными соборами. В отношении любых вопросов конечным авторитетом обладало решение папы римского.
В результате сложилась такая ситуация, что большинство людей вовсе не читали Писания и очень плохо представляли себе, что там в действительности написано. Лютер, например, пишет о себе, что, хотя он вырос в христианской семье, до 20 лет он ни разу не видел в глаза Библию .
Более того, многие монахи не читали Библию. И даже многие священники не читали Библию и были знакомы с ней лишь в самых общих чертах!
В 1559 г. папа Пий IV составил список запрещенных книг. Отгадайте, какая книга упоминалась в этом списке? Библия! Нет, конечно, запрет на ее чтение не был абсолютным, но все-таки показательно, что она упомина́лась в списке запрещенных книг. Вот что гласила по этому поводу папская булла:

Опыт показывает, что если всем без разбора разрешить чтение Святой Библии на родном наречии, то из-за человеческой дерзости получится больше вреда, чем пользы, поэтому путеводителем в этом деле должно служить решение епископов и инквизиторов. Епископы и инквизиторы могут по рекомендации местного священника или исповедника позволить читать католические переводы Библии тем, кому такое чтение не принесет вреда, но, напротив, в ком оно умножит веру и благочестие. Разрешение должно даваться в письменной форме. Кто читает или даже просто имеет в своем распоряжении такой перевод без письменного на то разрешения, тому не отпускать грехи, пока он не сдаст свою Библию .

Надо заметить, что в Православии источник истины тоже троякий: Писание, Предание и Православная церковь . Согласно православному учению, Бог открыл Себя в Писании и устном Предании. Устное Предание – которое было позднее записано – помогает правильно понимать Писание. А Православная церковь – это верная хранительница и истолковательница как Писания, так и Предания .
Отношение к чтению Писания в Православии нередко встречается примерно такое же: мы Библию понимать не можем, ее уже истолковали Отцы Церкви, вот их мы и должны читать.

Что же произошло во время Реформации? Папа римский отлучил Лютера от церкви, Лютер в ответ назвал его Антихристом (и, надо сказать, у него для этого было немало причин). Тогда созвали Вормский синод (1521). Лютер ожидал, что будут дебаты и что он сможет отстаивать свою позицию на основании Священного Писания. Однако вместо этого ему задали всего два вопроса. Указывая на кипу книг на столе, его спросили: «Это ваши книги?» Лютер ответил: «Да». Второй вопрос был таким: «Отрекаетесь ли вы от них?» Лютер не ожидал, что его мнение не будет даже обсуждаться. Он попросил один день для размышления.
Как сообщают историки, это была очень тяжелая ночь. Лютер прекрасно понимал, чем это дело, скорее всего, закончится: если он не отречется, его сожгут как еретика. Он нервничал и сомневался: прав ли он? Стоит ли его учение того, чтобы отдать за него жизнь? Однако на следующий день, когда он предстал перед внушительным собранием и ему предложили отречься, он твердо сказал:

Поскольку ваше величество и ваши высочества ищут простого ответа, я дам его, прямо и без обиняков: если меня не убедят свидетельством Писания и ясными доводами (ибо я не могу доверять папе и соборам, поскольку прекрасно известно, что они часто ошибаются и противоречат друг другу), я остаюсь верен Писаниям, которые я цитировал, и моя совесть находится в плену у Слова Божьего. Я не могу отречься и не отрекусь ни от чего, ибо неправильно и небезопасно идти против совести. Я не могу иначе. На сем стою. Да поможет мне Бог, аминь .

«…Если меня не убедят свидетельством Писания и ясными доводами…» Вот первый тезис Реформации: только Писание.
А что говорит само Писание? Нужно ли нам что-то еще, помимо Библии?
Ис. 8:19-20 «И когда скажут вам: обратитесь к вызывателям умерших и к чародеям, к шептунам и чревовещателям, – тогда отвечайте: не должен ли народ обращаться к своему Богу? спрашивают ли мертвых о живых? 20 [Обращайтесь] к закону и откровению. Если они [другие люди] не говорят, как это слово, то нет в них света».
2 Пет. 1:19 «И притом мы имеем вернейшее [более верное] пророческое слово; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших».
2 Тим. 3:16-17 «Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен».
1 Кор. 4:6 «Это, братия, приложил я к себе и Аполлосу ради вас, чтобы вы научились от нас не мудрствовать сверх того, что написано».
2 Фес. 2:15 «Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим».

И теперь более кратко остановимся на оставшихся тезисах Реформации. Второй тезис Реформации:

II. Только вера

Согласно католическому учению, преобладавшему во времена Лютера (так называемый via moderna), спасение приобретается добрыми делами. Для спасения человек должен делать все, что в его силах. Если он употребил максимум усилий – делал добрые дела, исповедовался, молился, принимал таинства, – то Бог зачтет это ему за праведность, а если он где-то поленился, то быть ему погибшим или страдать в муках чистилища.
И в молодости Лютер действительно прикладывал много усилий, чтобы заработать спасение. Он пошел в монастырь и проводил все свое время в постах, молитвах, добрых делах и многочисленных исповеданиях. Он был человеком искренним и понимал, что поверхностная, половинчатая религиозность не принесет спасения.
В монастыре он исповедовался своему духовнику Стаупицу не пять минут, не десять, не пятнадцать. Исповедание занимало у него часы: он старался припомнить все мелочи, в которых мог быть повинен пред Богом. Проведя несколько часов в исповедальне, он уходил, а потом бегом возвращался обратно, вспомнив еще какую-нибудь мелочь. Однажды Стаупиц, до крайности утомленный такой, казалось бы, излишней старательностью Лютера, сказал ему: «Слушай, брат Мартин. Если ты так хочешь исповедоваться, иди сделай что-нибудь достойное исповедания: убей родителей, соверши прелюбодеяние, укради что-нибудь…»
Но Лютер понимал, что пред Богом имеют значение не только грубые грехи. Он понимал, что даже мелкие и, по человеческим меркам, незначительные грехи делают его виновным пред Богом, а возмездие за грех – смерть.
Ничто не приносило облегчения его душе, пока он не начал более подробно изучать Послание к римлянам. В 1-й главе 17-м стихе он прочитал такие слова: «…праведный верою жив будет». Вот как сам Лютер описывает свое озарение:

В том же году (1519) я вновь начал переводить псалмы… Я почувствовал жгучее желание понять, что имел в виду апостол Павел в Послании к римлянам, но до сих пор мне мешала не леность ума, а слова в первой главе: «В нем открывается [праведность] Божия от веры в веру». Я ненавидел эти слова – «праведность Божия», – которые, по обычаю моих учителей, я был научен понимать философски: как указание на формальное или активное правосудие, как они это называли, то есть, такое правосудие, которое отражает Божью справедливость и на основании которого Он наказывает грешников… Я день и ночь размышлял над этими словами, пока, наконец, по Божьей милости, не обратил внимания на их контекст: «В нем открывается [праведность] Божия от веры в веру, как написано: праведный верою жив будет». Я начал понимать, что в этом стихе праведность Божья – это та праведность, благодаря которой праведный жив будет, то есть дар Божий, который есть вера. Я начал понимать, что этот стих говорит, что праведность Божья явлена в Евангелии и что речь идет о пассивной праведности, то есть о той, которой милосердный Бог оправдывает нас по вере, как написано: «Праведный верою жив будет». Тогда я почувствовал, что родился свыше и вошел прямо в рай через отверстые ворота .

А что говорит Библия о пути спасения? Спасается ли человек через веру, через дела или через сочетание того и другого?
Еф. 2:8-9 «Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился».
Рим. 4:3-5 «Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность. 4 Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу. 5 А не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность».
Рим. 11:6 «Но если по благодати, то не по делам; иначе благодать не была бы уже благодатью».

Вместе с этим нужно сделать еще одну оговорку. Лютер не призывал к легковерию. Он никогда не говорил, что можно грешить как хочешь – мол, главное, верь. Лютер был бы ярым противником легковерия многих современных протестантских церквей. Его раздражали люди, которые превращали его учение о спасении только верой в повод для легковерия. Он говорил: «Никто не смей идти этим путем беспечно и легкомысленно, будто дьявол уже далеко» .
Итак, это был второй тезис Реформации – только вера. Третий тезис Реформации:


III. Только благодать

По католическому учению, возрождение осуществляется при совместном участии благодати и человеческой свободной воли.
Человек может и должен подготовить себя к принятию спасительной благодати. Своей свободной волей человек должен расположить себя к тому, чтобы уверовать и принять спасение.
Эразм Роттердамский, католический гуманист и один из главных оппонентов Лютера, признавал, что Бог – это высшая и окончательная причина спасения. Однако он утверждал, что воля человека в возрождении не пассивна, поэтому человеческая воля – это вторая причина спасения.
Интересно, что многие современные протестанты тоже считают, что человеческая воля соучаствует в возрождении. Они считают, что человек своей свободной волей может расположить свое сердце верить Богу. Такие люди полагают, что спасительная вера исходит от самого человека. Человек проявляет веру, в ответ на это Бог дает ему благодать, и благодать возрождает человека.
Но реформаторы бы с этим не согласились. Они бы сказали, что соучастие человеческой воли и благодати в возрождении – это пагубная папистская ересь. Важной чертой учения всех реформаторов было то, что они приписывали человеку полную пассивность в возрождении.
То есть, они учили, что Божья благодать начинает действие в человеке без помощи или соучастия с его стороны. Сначала Божья благодать должна преобразить внутреннюю сущность человека, и лишь затем он сможет творить что-то доброе, верить и откликаться на призыв Божий. Дальнейшее освящение происходит при участии человека, однако первый шаг непременно принадлежит исключительно благодати – чтобы человеку нечем было хвалиться.
Итак, если бы вы спросили Лютера, как начинается возрождение: при участии только лишь благодати или же при соучастии благодати и человеческой воли, Лютер бы вам ответил третьим тезисом Реформации: только благодать! Воля присоединяется позже.

Так ли это важно? Да, очень важно. Дело в том, что такое понимание спасения не было чем-то второстепенным. Оно составляло самую суть Реформации. На это указывал сам Мартин Лютер в своей книге «Рабство воли». В этой книге он хвалит Эразма Роттердамского за то, что Эразм один из немногих понял, что суть Реформации состоит не в борьбе с папством и индульгенциями, а в учении о возрождении, которое Бог осуществляет единолично, без участия человеческой воли. Вот что он пишет, обращаясь к Эразму:

И я весьма превозношу и славлю тебя за то, что ты один из всех напал на главное, на самую суть спора. Ты не досаждаешь мне не имеющими к этому делу отношения вопросами о папстве, чистилище, об индульгенциях и тому подобных пустяках, за которые до сих пор почти все за мной напрасно охотились. Ты один-единственный увидел суть дела и схватил за горло – я тебе за это от души благодарен .

А что говорит об этом Писание? Писание сравнивает возрождение с физическим рождением. Как много воли прикладывает младенец, чтобы появиться на свет?
Может быть, если он не приложит своей воли, то он не будет зачат и не родится? Или, может, если какой-то младенец приложит побольше воли, то он родится даже несмотря на то, что родители его не планировали? Разумеется, это абсурдно. Воля младенца не играет никакой роли в его рождении. А чья воля играет роль? Воля родителей. Родители захотели – и ребенок родился. Вот что говорит Писание:

Иоанна 1:12-13 «А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились». Почему они приняли Его? Потому что они уверовали во имя Его. А почему они уверовали во имя Его? Потому что они от Бога родились. Играла ли их собственная воля какую-то роль? Нет: не от хотения плоти, не от хотения человека, но от Бога.
Иакова 1:18 «Восхотев, родил Он нас словом истины…» Он захотел – Он и родил.

Итак, возрождение происходит только благодатью, без соучастия человека. Воля человека присоединяется к этому процессу уже потом.
Четвертый тезис Реформации:


IV. Только Христос

Еще в молодости, когда Лютер был студентом, однажды он возвращался из своего родного города в университет. Он шел по дороге вместе с одним товарищем, когда их застигла сильная буря. И тогда произошло трагическое событие, которое буквально перевернуло жизнь Лютера. В его товарища ударила молния . Товарищ погиб. Ошеломленный, Лютер пообещал посвятить свою жизнь Богу.
Когда он впоследствии писал об этом событии, он вспоминал, что сначала он инстинктивно обратился к св. Анне. И именно ей он пообещал, что если останется жив, то посвятит свою жизнь Богу.
Однако затем, изучая Писание, Лютер понял, что Богом установлен только один Небесный Помощник и Спаситель – Иисус Христос.
Я вспоминаю, как однажды разговаривал с одной православной знакомой, которая обращалась с молитвами к разным святым: Николаю Угоднику, Иоанну Кронштадтскому, святой Анне (не помню уже, какой именно) и др. Свое обращение к святым она объяснила примерно так: «Ну как я, грешная, могу прийти напрямую к Богу? Как я могу прийти ко Христу? Он меня не примет. А святые примут меня и будут за меня молиться».
И мне стало очень горько от этих слов: неужели святые более милосердны, чем Христос? Человек, который обращается к святым за помощью и ходатайством, не только идет против практики Священного Писания (в Писании нет ни одного одобрительного примера обращения к умершим святым), но и показывает, что совершенно не понимает характера Бога. Тот, кто обращается вместо всемилостивейшего Христа к святым, тот богохульствует на характер Христа, почитая грешных людей более милостивыми ходатаями, чем Святого Сына Божьего.

Православные скажут: «Но разве вы не обращаетесь к живым верующим с просьбой молиться о вас? В чем же принципиальная разница, если мы обращаемся к умершим верующим с такой же просьбой?»
Принципиальная разница в том, что мы просим живых верующих молиться о нас не потому, что считаем их более милосердными и более способными снисходить к нашим немощам, чем Христа. Мы просим живых верующих молиться о нас только потому, что мы ищем согласия Церкви на то или иное дело. Как Христос обещал: «…если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного» (Матф. 18:19). Прося живых верующих молиться о нас и с нами, мы ищем исполнения этого обетования, а не более милостивых ходатаев, чем Христос.

Что же говорит об этом само Писание?
Иоан. 14:6 «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня».
1 Тим. 2:5 «Ибо один Бог, один и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус…»
Евр. 2:17-18 «Посему [Христос] должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником пред Богом, для умилостивления за грехи народа. Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь».


V. Только Богу слава

В те время люди считали, что чтобы служить Богу, нужно быть священником или монахом. Вот священники служат Богу, а простые люди – нет.
Но Лютер подчеркивал, что вся наша жизнь должна прославлять Бога. Своей работой мы должны прославлять Бога. Своей учебой мы должны прославлять Бога. Своей семейной жизнью мы должны прославлять Бога. Во всем, что мы делаем, только Богу да будет слава!
Кол. 3:17 «И все, что вы делаете, словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца».
1 Кор. 10:31 «Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию».


Итак, вот 5 тезисов протестантской Реформации:
1) Только Писание
2) Только вера
3) Только благодать
4) Только Христос
5) Только Богу слава

Comments have been disabled for this post.