hands of prayer

Значение слова "день" в Бытие 1-2

Значение слова «день» в Бытие 1–2

(Полностью не умещается, поэтому публикую отрывок. Полностью статья будет позднее опубликована на странице альманаха "Кафедра":http://www.propovedi.ru/almanac/. Видеозапись данного семинара доступна по ссылке: http://vimeo.com/album/1971253/video/40574321)

Я периодически выкладываю в своем блоге заметки о сотворении мира. И вот, в ответ на одну такую заметку известный христианский служитель написал мне такие слова:

…я не считаю, что Бог творил мир именно за 144 часа, а мог это сделать за миллион лет, за 1 секунду или за 144 минуты в нашем сегодняшнем понимании времени[1].

Подобная точка зрения достаточно популярна в наше время. На эту тему даже сложился анекдот:

Одного профессора в семинарии спрашивают:

– Библия говорит, что Бог сотворил мир за 7 дней?

– Верно!

– Это может означать 7 секунд?

– Конечно!

– Или 7 миллионов лет?

– Разумеется!

– А может, это означает 7 дней?

– Ну уж нет!

Действительно, иногда складывается впечатление, что для некоторых людей любая точка зрения на семь дней сотворения лучше и предпочтительнее, чем прямой и простой смысл библейских слов. В связи с этим мы рассмотрим следующие четыре вопроса: (1) Какие есть точки зрения на значение слова «день» в Бытие 1–2 гл.? (2) Что можно узнать о подразумеваемом смысле этого слова из самого́ библейского текста? (3) Каковы причины появления разных точек зрения на слово «день»? (4) Есть ли объективная научная необходимость искать небуквальное объяснение семи дням творения?


Точки зрения на значение слова «день»

Есть несколько разных точек зрения на то, как понимать слово «день» в первых двух главах Бытия. В рамках данной статьи будет дано лишь краткое обобщение основных позиций.

День как буквальные 24-часовые сутки

Согласно первой точке зрения, слово «день» в Бытии 1–2 следует понимать как… день! То есть, под днями творения подразумеваются буквальные двадцатичетырехчасовые сутки. Если посмотреть на всю многовековую историю христианской веры, то это, безусловно, преобладающая точка зрения. В первые восемнадцать веков существования христианства подавляющее большинство верили именно так. Из отцов Церкви[2], сторонников буквальной экзегезы Писания ее придерживались Лактанций (250–325), Викторин (ок. 304), Ефрем Сирин (ок. 306–373), Василий Великий (329–379), Григорий Нисский (ок. 335–394). Из аллегористов – Амвросий Медиоланский (ок. 338–397). Из более поздних толкователей – Лютер (1483–1546), Хью Латимер (1485–1555), Кальвин (1509–1564), Беза (1519–1605). В книге «Вникая в книгу Бытия» во 2-й главе[3] приводятся свидетельства еще о тридцати с лишним известнейших христианских деятелей и толкователей Писания после Реформации – все они верили в буквальные двадцатичетырехчасовые сутки в рассказе о сотворении. Вестминстерская ассамблея[4] и Дортский синод[5] – известнейшие протестантские соборы – тоже подтверждали сотворение мира за шесть буквальных суток.

День как символ

Климент Александрийский (ок. 150–211) считал, что дни в 1-й главе книги Бытие – это символическое изображение порядка. Однако на самом деле, по его мнению, творение произошло до начала времени и в один миг. Ориген (185–254) полагал, что 1-я глава Бытия описывает события в аллегорическом ключе, следовательно, дни – это аллегория. Для Августина (354–430) дни в Бытие 1 – это «…не солнечные дни и не долгие периоды времени, но символы, являющие последовательность, которая содержалась в единственном моменте сотворения»[6].

День как геологическая эпоха

Джордж Стэнли Фабер (1773–1854), англиканский богослов, высказывал мнение, что под «днем» в 1-й главе Бытия следует понимать геологическую эпоху. Эту точку зрения разделял Хью Миллер (1802–1856), геолог, обладавший большим авторитетом в церкви. В подтверждение этой теории нередко ссылались на слова апостола Петра: «…у Господа один день, как тысяча лет…» (2 Пет. 3:8). А где тысяча, там и миллион. Так в данной теории дни сотворения стали не буквальными днями, а миллионами лет, соответствующими геологическим эпохам.

День как буквальный день сотворения + неопределенно долгая эпоха

Согласно еще одной точке зрения, в течение миллионов лет действовала эволюция, однако в отдельные периоды этого процесса Бог совершал особые акты творения. Например, особым образом был сотворен свет. Особым образом были созданы растения. Наконец, особым образом был создан человек. В 1-й главе Бытия описаны шесть актов особого творения – отсюда шесть дней. Однако это не означает, что к моменту сотворения человека прошло всего лишь шесть дней от появления Земли.

День как день Моисея

По мнению некоторых, семь дней – это не семь дней творения, а семь дней откровения. Когда Моисей поднялся на гору, в 1-й день Бог рассказал ему о сотворении света. Потом наступил вечер, завершился день, Моисей заснул. Потом он проснулся, и на 2-й день Бог рассказал ему о появлении суши и т.д. Так продолжалось шесть дней. А на 7-й день Бог ничего ему не рассказал – «…почил… от всех дел Своих…»

День как литературный прием

Согласно литературно-изобразительной теории, семь дней – это литературный прием, основанный на числе «7» – числе полноты. Во многих древневосточных произведениях число «7» служит организующим принципом, особенно при обозначении временных рамок[7]. Например, в поэме о Гильгамеше буря утихает на седьмой день, а Гильгамеш теряет бессмертие, проспав семь дней[8]. В древнем угаритском произведении, получившем название «Цикл Ваала», один из стансов рассказывает о пожаре в доме Ваала:

Один день прошел, и второй: огонь охватил дом, пламя поглотило дворец.

Три дня прошло, и четыре: огонь охватил дом, пламя поглотило дворец.

Пять дней прошло, и шесть: огонь охватил дом, пламя поглотило дворец.

На седьмой день огонь утих в доме, пламя угасло во дворце…[9]

Число семь может использоваться как элемент организации текста. Сходным образом, семь дней творения в 1-й главе Бытия могут представлять собой не хронологическую последовательность, а композиционный прием. Считается, что впервые такую теорию выдвинул в 1924 г. голландский профессор Арие Ноордзий, а популярность в англоязычном мире она завоевала благодаря книге Риддербоса, изданной в 1957 г.[10] Из современных сторонников литературно-изобразительной теории наиболее известны Мередит Кляйн, Рональд Янгблад, Гордон Уэнхам, Брюс Уолтке.

Однако, как замечает один автор, «одно дело сказать, что в пересказе каких-либо фактов… присутствует литературная структура. Другое дело – утверждать, что события излагаются не в хронологическом порядке, несмотря на то, что рассказ насыщен хронологической терминологией»[11].

Библейское свидетельство о днях творения

В предыдущем разделе был дан краткий обзор основных точек зрения на значение слова «день» в 1-й главе Бытия. Является ли какая-то из них более правильной? Или все они имеют одинаковые права на существование? Давайте посмотрим на те детали, которые можно почерпнуть из самой Библии. Несколько факторов указывают на то, что слово «день» в 1-й главе Бытия нужно воспринимать буквально, а не как «неопределенно долгий промежуток времени» или «эпоху».

Контекст 1-й главы Бытия

Прежде всего, ближайший контекст, то есть контекст 1-й главы Бытия, задает достаточно четкое значение слову «день». В подтверждение этого приведем четыре аргумента.

Во-первых, когда слово «день» употребляется с числительными, во всех остальных случаях в Писании оно означает обычные земные сутки. К примеру, в книге Бытие слово «день» с числительными встречается сорок один раз. При этом оно всегда относится к обычным дням. Поскольку в 1-й главе Бытия мы имеем дело именно с таким случаем – «день» + числительное («день первый», «день второй» и т. п.), это задает определенную канву для понимания дней как буквальных двадцатичетырехчасовых суток.

Во-вторых, каждый день творения сопровождается фразой «и был вечер, и было утро». Эта фраза относится к обычным суткам и не имела бы никакого смысла, если бы речь шла об эпохах. Какой «вечер» и какое «утро» может быть у эпохи?

В-третьих, при самом первом упоминании слова «день» в 1-й главе Бытия дается определение: «И назвал Бог свет днем…» (1:5). Таким образом, с самого начала заданы вполне четкие критерии понимания этого слова: день – это светлое время суток. Количеством этих светлых промежутков мы отмеряем время: день один, день два и т. д.

В-четвертых, в первой главе есть еще несколько ясных определений слова «день»:

  • «И сказал Бог: “Да будут светила на тверди небесной для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов”» (Быт. 1:14). Отделение дня от ночи относится к обычным суткам, состоящим из светлого и темного периода. Знамения дней – это обычные календарные дни, на которые указывают небесные светила.
  • «И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды…» (Быт. 1:16). Светило большее – это солнце, которое поставлено «для управления днем». Это может означать только одно – что, когда на небе солнце, тогда идет светлое время суток, то есть день. Опять же, слово «день» в таком контексте может относиться только к буквальным земным дням.
  • «…И управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы» (Быт. 1:18). Это сказано о солнце и луне. В характерной для древней ближневосточной литературы манере одна и та же мысль повторяется дважды: «управлять днем и ночью» – это, по сути, то же самое, что «отделять свет от тьмы».

Слово «день» в таком контексте может относиться только к обычным суткам, но никак не к эпохам.

Против буквального понимания слова «день» в контексте 1-й главы Бытия высказывают несколько аргументов. Рассмотрим эти аргументы и дадим на них ответ.

Возражение 1

Свет не может быть до сотворения солнца и звезд, следовательно, в первые три дня не может быть чередования света и тьмы. Значит, первые три «дня» не буквальны. А если первые три дня не буквальны, то нет оснований считать буквальными оставшиеся дни творения.

На это следует заметить, что данный аргумент построен на ошибочной исходной посылке. На самом деле свет может быть без солнца. Именно так будет на новой земле: «И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его – Агнец» (Откр. 21:23). Если в новом Иерусалиме будет свет без солнца, то и в первые три дня существования Вселенной свет мог существовать без солнца. Смена темного и светлого времени суток в первые три дня могла обуславливаться либо тем, что рядом с вращающейся Землей был учрежден временный источник света, либо тем, что Бог «включал» и «выключал» свет. В любом случае, земная история должна пройти полный круг: как в первые дни творения Земля освещалась светом, который исходил не от солнца, так и по завершении истории новая Земля будет освещаться светом не от солнца. Слава Бога Творца достаточна для освещения нашей планеты.

Возражение 2

В предложениях, которые подводят итог каждому дню («и был вечер, и было утро, день…») слово «день» в первых пяти случаях употреблено без артикля. В отношении шестого дня слово «день» употреблено без артикля, однако согласованное с ним числительное имеет артикль. В отношении седьмого дня числительное употреблено с артиклем, а слово «день», вероятно, с артиклем[12]. Поскольку в большинстве случаев артикль опущен, можно сделать вывод, что дни творения не были конкретными днями[13].

Однако в Писании есть и другие примеры, когда числительные употребляются в списках без артикля: Книга чисел 28:4 (אֶחָד, הַשֵּׁנִי – об агнцах); Первая книга Самуила 1:2 (אַחַת, הַשֵּׁנִית – о женах) и Первая книга паралипоменон 3:1 (שֵׁנִי, הַשְּׁלִשִׁי, הָרְבִיעִי, הַחֲמִישִׁי, הַשִּׁשִּׁי, – о сыновьях). Однако отсутствие артикля у числительного не делает неопределенными ни первого агнца, приносимого во всесожжение, ни первую жену Елканы, ни второго сына Давида. Это просто грамматическая особенность употребления числительных в древнееврейском языке.

Возражение 3

В книге Бытие 2:4 сказано: «Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время [букв. «в тот день», евр. בְּיוֹם], когда Господь Бог создал землю и небо». Поскольку Бог сотворил мир не за один день, то слово «день» в 2:4 используется не в буквальном смысле. Если оно используется не в буквальном смысле в этом стихе, то его можно воспринимать не буквально и в первой главе.

Однако, во-первых, если слово «день» может употребляться небуквально в одном стихе, это не значит, что данный довод можно использовать механически, объявляя небуквальным любое обозначение «дня» в любом месте Писания. Всегда нужно смотреть на контекст, а контекст 1-й главы Бытия, как мы постарались показать выше, как раз указывает на буквальные сутки.

Во-вторых, в 2:4 слово «день» употреблено в совершенно иной грамматической конструкции. В частности, оно используется без числительного, тогда как в 1-й главе обсуждаемые нами случаи относятся к последовательности дней, обозначенных числительными.

В-третьих, вполне возможно, что в 2:4 речь все же идет об одном конкретном дне. О заключительном дне, в который наконец-то можно было сказать, что Бог «сотворил». Обратите внимание на контекст. В предшествующих двух стихах (2:2-3) говорится о том, что «к седьмому дню» Бог завершил Свои дела, поэтому благословил и освятил этот день. Иными словами, только в седьмой день можно было сказать, что Вселенная завершена, а значит, сотворена. Поэтому об этом дне можно сказать: «…в день, когда Господь Бог создал землю и небо». Это все равно что после нескольких месяцев строительства корабля о последнем дне сказать: «В день, когда этот корабль был построен…» Данная фраза подразумевает не то, что корабль был построен за один день, а то, что в определенный день можно было сказать, что строительство завершено.

В-четвертых, слово «день» в данном случае используется в составе сложносоставного предлога (בְּיוֹם), который может означать «когда»[14]. То есть, это особый случай, по которому нельзя судить об остальных тринадцати случаях употребления слова «день» в прологе Бытия.

Возражение 4

Фраза «был вечер и было утро» не употребляется с седьмым днем. Следовательно, седьмой день – не буквальный. Значит, остальные дни тоже можно считать не буквальными.

Однако важно заметить, что с остальными шестью днями употребляется фраза «был вечер и было утро». Неужели одним случаем мы будем перечеркивать шесть других и по одному исключению выводить правило? Помимо всего прочего, отсутствие этого уточнения («был вечер, было утро») в седьмой день может иметь особые причины. Возможно, Господь хотел подчеркнуть, что Его успокоение от сотворения мира не прекращается. То есть, Он перестал творить Вселенную. Вселенная завершена! Божий покой как бы никогда не заканчивается. На идею продолжающегося Божьего покоя указывает псалмопевец тысячелетия спустя: «Я поклялся во гневе Моем, что они не войдут в покой Мой» (Пс. 94:11). Отсутствие фразы «был вечер и было утро» в седьмой день может иметь особые богословские причины. Но исходя из этого нельзя перечеркивать фразу «был вечер и было утро» в остальные шесть дней!

Итак, подводя итог, можно сказать, что контекст первой главы Бытия достаточно четко указывает на то, что слово «день» означает… день! Эпохи сюда никак не вписываются.

Другие места Писания

Не только контекст 1-й главы указывает на буквальное понимание слова день. О том же самом говорят и другие места Писания. Особенно показательны в этом отношении следующие два текста:

…шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его (Исх. 20:9-11).

…И пусть хранят сыны Израилевы субботу, празднуя субботу в роды свои, как завет вечный; это – знамение между Мною и сынами Израилевыми на веки, потому что в шесть дней сотворил Господь небо и землю, а в день седьмой почил и покоился (Исх. 31:16-17).

В этих стихах не только сказано, что Бог создал Вселенную за шесть дней, но и проводится четкая параллель между неделей творения и обычной календарной неделей. Семь дней творения служат основанием для того, чтобы шесть дней работать, а седьмой – отдыхать. Эта параллель невозможна при эволюционном понимании происхождения мира. Во-первых, шесть неопределенно долгих «эпох» с трудом соотносятся с шестью рабочими днями. А во-вторых, седьмому дню покоя нет аналога в эволюционном мировоззрении, ибо процесс эволюции никогда не прекращается. У эволюции нет и не может быть «эпохи покоя»!

Эти же стихи противоречат еще нескольким теориям, которые были выдвинуты сторонниками теистической эволюции. Согласно теории промежутка, между Бытие 1:1 и 1:2 имеется промежуток. Сначала Бог сотворил небо и землю, потом – по прошествии миллионов лет – творение испортилось, а затем Бог восстановил творение за шесть дней. Однако Исход 20:9-11 утверждает, что и небо, и земля, и море, и все, что их наполняет (включая ангелов, животных и человека), были не просто восстановлены, а именно сотворены за шесть дней. Никаких миллионов лет и никакого промежутка.

Согласно теории шестидневного откровения, шесть дней в 1-й главе Бытия – это дни, в которые Бог рассказывал Моисею о Своем творении. Однако Исход 20:9-11 противоречит этой теории, утверждая, что в шесть дней Бог не просто рассказал Моисею о творении, а именно сотворил небо и землю.

Согласно символической теории, шесть дней творения – это символическое изображение миропорядка. Однако процитированные выше стихи однозначно противоречат такому толкованию, утверждая, что «…в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них…».



[1] URL: http://alex-pro-1.livejournal.com/283638.html?thread=3745270#t3745270 (дата доступа: 12.01.2012). Стилистика автора сохранена. – А. П.

[2] Подробнее об учении отцов Церкви на тему шести дней творения, с соответствующими цитатами из источников, см.: Мук Дж. Отцы Церкви о Книге Бытия, Потопе и возрасте Земли // Вникая в книгу Бытия: Авторитетность Библии и возраст Земли / Под ред. Мортенсон Т. и Юри Т. Симферополь: Диайпи, 2011. С. 19–41. 2011.19–41.

[3] Холл Д. Краткий обзор экзегезы глав 1–11 Книги Бытия: от Лютера до Лайеля // Вникая в книгу Бытия: Авторитетность Библии и возраст Земли / Под ред. Мортенсон Т. и Юри Т. Симферополь: Диайпи, 2011. С. 43–63.

[4] В пункте 4. 1 Вестминстерское исповедание веры гласит: «Богу Отцу, Сыну и Святому Духу - для явления славы Его вечной силы, мудрости и благости – было угодно вначале сотворить из ничего мир и все находящееся в нем, видимое и невидимое; сие было сотворено за шесть дней; и все весьма хорошо» (русский текст цитируется по URL: http://www.refchurch.ru/index.php?id=13 [дата обращения: 29.06.2012]).

[5] В голландском документе «Примечания ко всей Библии, назначенные Дортским синодом» (1619 г.), был такой комментарий к Быт. 1:5: «Эти слова [день/ночь] означают, что ночь и день вместе составляли один природный день, который у евреев начинался вечером и заканчивался с наступлением следующего вечера, продолжаясь двадцать четыре часа» (цит. по: Холл. Краткий обзор экзегезы глав 1–11 Книги Бытия: от Лютера до Лайеля. С. 53).

[6] Мук. Отцы Церкви о Книге Бытия, Потопе и возрасте Земли. С. 30.

[7] Jenson P. שֶׁבַע // New International Dictionary of Old Testament Theology and Exegesis: В 5 т. / Под ред. VanGemeren W. Grand Rapids: Zondervan, 1997. Т. 4. С. 34.

[8] Там же.

[9] Baal Cycle // Readings from the Ancient Near East: Primary Sources for Old Testament Study / Под ред. Arnold B., Beyer B. Grand Rapids: Baker Academic, 2002. С. 57.

[10] McCabe R. A Critique Of The Framework Interpretation Of The Creation Account (Part 1 Of 2) // Detroit Baptist Seminary Journal. №10. 2005. С. 20.

[11] Sterchi D. Does Genesis 1 Provide A Chronological Sequence? // JETS. №39/4. Декабрь 1996. С. 529.

[12] В Бытие 2:2 в масоретской огласовке слово «день» стоит с артиклем: בַּיּוֹם הַשְּׁבִיעִי (дважды). Однако первоначально текст записывался без диакритических знаков, показывающих гласные звуки и удвоения согласных, поэтому, гипотетически, данную фразу можно прочитать так: בְּיוֹם הַשְּׁבִיעִי, то есть без артикля в слове «день» – консонантный текст отличаться не будет (ср. יוֹם הַשְּׁבִיעִי в 2:3). Тем не менее, масоретская огласовка отражает древнюю и весьма авторитетную традицию прочтения. В Бытие 2:3 слово «день» стоит без артикля, однако при нем используется маркер אֵת, который характерен для определенных прямых дополнений: אֶת־יוֹם הַשְּׁבִיעִי. Вообще, надо заметить, что употребление артикля в ранних книгах библейского корпуса было не вполне устоявшимся (Putnam F. Hebrew Bible Insert: A Student’s Guide to the Syntax of Biblical Hebrew. 2-е изд. Ridley Park, PA: Stylus Publishing, 2002. С. 9 [§1.4.3j]; Joüon P. A Grammar of Biblical Hebrew: В 2 т. / Пер. и ред. T. Muraoka. Subsidia Biblica 14/I-II. Rome: Pontifical Biblical Institute, 1996. Т. 2. С. 507. Примеч. 1).

[13] Более подробно этот вопрос обсуждается в статье Sterchi D. Does Genesis 1 Provide A Chronological Sequence? // JETS. №39/4. Декабрь 1996. С. 529–531.

[14] Напр., Лев. 14:57 (рус. 14:56): «…чтобы указать, когда [בְּיוֹם] это нечисто и когда [בְּיוֹם] чисто»; Пс. 18:1 (рус. 17:1): «…произнес слова песни сей к Господу, когда [בְּיוֹם] Господь избавил его от рук всех врагов его и от руки Саула». Ср. переводы и примеры в The Hebrew and Aramaic Lexicon of the Old Testament: В 5 т. / Под ред. Koehler L. и Baumgartner W.; Рев. Baumgartner W. и Stamm J.; Пер. на англ. и ред. Richardson M. Leiden, Netherlands: Brill, 1994. Т. 2. С. 401 (см. יוֹם, §10а).





Comments have been disabled for this post.