hands of prayer

Врожденная греховность

7 Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя. 8 Вот, Ты возлюбил истину в сердце и внутрь меня явил мне мудрость.

В этих стихах видна еще одна характеристика настоящего покаяния – настоящее покаяние проявляется в осознании глубины своей греховности. Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя (ст. 7). О чем здесь идет речь? Давид пишет: «Вот, я в беззаконии зачат…» – может быть, это говорит о том, что он был незаконнорожденным сыном и поэтому был зачат «в беззаконии»? «…Во грехе родила меня мать моя» – может, это говорит о том, что союз матери Давида с его отцом был греховным?

Нет, Давид был восьмым ребенком в семье и не был незаконнорожденным. И Писание никогда не рассматривает деторождение как грех. Эти слова относятся к самому Давиду: когда он был зачат, на нем уже лежала печать вины, беззакония. Когда он родился, он уже был во грехе. По общему согласию христианских богословов, этот стих – одно из самых ярких утверждений Ветхого Завета о врожденной греховности человека.

Обложка

Один автор сравнивает греховную природу с нашим самым первым, самым естественным и самым надежным наследством, которое никуда от нас не девается: «Вот наше природное достояние: что еще мы можем назвать своим, кроме греха? Пища и одежда, предметы первой необходимости – даны нам во временное пользование. Мы пришли в мир голодными и нагими, ничего из этого с собой не принесли и ничего не заслужили. Однако с нами пришел наш грех… Мы имеем все права на наследство греха, получая его от родителей: мы владеем правами на грех».

Итак, мы прочитали, что Давид говорит: «Вот, я в беззаконии зачат…» Он пишет о моменте, когда он еще ничего сам не успел сделать – он не мог ни пошевелиться, ни даже подумать о чем-то, потому что был всего-навсего оплодотворенной яйцеклеткой, однако он уже был в беззаконии и виновности. Таким образом, Давид признает, что его проблема – не просто в греховных поступках, а в греховной природе.

Не знаю, как у вас, но у меня это утверждение вызывает четыре вопроса:

1.    Насколько испорчена природа человека? Сильно или не сильно? Остаются ли в человеке какие-то способности к добру или какие-то духовные способности?
2.    Откуда взялась греховная природа? Как она у нас появилась?
3.    Смягчает ли вину наличие греховной природы? Иными словами, если у меня греховная природа, то я как бы и не могу не грешить. Так может, я и не виноват в своих грехах?
4.    Что следует из того, что у человека греховная природа? Как это отражается на спасении?

Постараемся ответить на эти вопросы по порядку.
(Продолжение следует)

Comments have been disabled for this post.