Коля 2

497-й годовщине Реформации посвящается (часть 1)

Николай Лелиовский для Alex-Pro-1



В честь приближающейся 497-й годовщины Реформации я решил отложить серию постингов под названием «Азы апологетики». Мои постинги в этом месяце будут посвящены истории и сущности Протестантской Реформации.

Одного прочтения любой мало-мальски непредвзятой книги по истории церкви достаточно для того, чтобы разоблачить многовековую историю постепенного замещения апостольского учения на далекие от него догматы Римо-католической церкви (РКЦ). Индульгенции, чистилище, непорочное зачатие и телесное восхищение Марии (последние два учения, возведенные РКЦ в разряд догмы) – всё это не может не вызывать недоумения у тех, кто пытается найти хоть какое-то основание этим учениям в Писании.[1]

Индульгенции, которые выдаются РКЦ по сей день, возможно, являются самым циничным и вызывающим надругательством над библейским учением о спасении только по благодати только через веру только во Христа, которое отстаивали реформаторы.

Согласно учения РКЦ, папа римский обладает «ключами» от «сокровищницы сверхдолжных дел», которая состоит из искупительного труда Христа неограниченной ценности, молитв и добрых дел Девы Марии (представляющих собой уникальную ценность), а также молитв и добрых дел всех святых, «которые достигли своего собственного спасения и, в то же время, содействовали в спасении своих братьев в Таинственном Теле» (папа Павел VI, Indulgentiarum doctrina, 5). Из этой «сокровищницы» папа римский распределяет эти добрые дела среди обладателей индульгенций с целью уменьшить время пребывания католиков (живых и уже мёртвых) в чистилище, которое согласно богословию РКЦ и апокрифической 2 книге Маккавейской 12:46, является местом очищения душ, умерших в литургическом общении с церковью, но имеющих не отпущенные простительные грехи.

В Истории христианства Хусто Гонсалес пишет: «[п]родажа индульгенций в Германии была поручена доминиканцу Иоганну Тецелю, человеку беспринципному, готовому нарушить любые приличия, лишь бы сбыть свой товар. Так, например, Тецель и его проповедники заявляли, что индульгенции, которые они продают, делают грешника “чище, чем сразу же после крещения”, “чище, чем Адам до грехопадения” и что “у креста продавца индульгенций больше силы, чем у креста Христа”. Желавшим купить индульгенцию для кого-то из усопших близких обещали, что “как только раздается звон монеты, душа выходит из чистилища”».

Как отмечает Филип Шафф: «Сама возможность купить за деньги освобождение от наказания и от мук чистилища казалась вполне уместной невежественному и суеверному народу, но была отвратительна для трезвого морального чувства. Задолго до Лютера она вызывала негодующий протест у здравомыслящих людей, таких как Виклиф в Англии, Гус в Богемии, Иоганн фон Везель в Германии, Иоганн Вессель в 
Голландии, Томас Виттенбах в Швейцарии, — но без значительных последствий».

Однако по Божьему провидению 31 октября 1517 года именно Мартин Лютер прибил к дверям замковой церкви в Виттенберге девяносто пять тезисов на тему, что как отмечает Шафф, «имело самые непредвиденные [для самого Лютера] последствия».

Продолжение следует…


Comments have been disabled for this post.