hands of prayer

Пояснения по поводу Бегичева - 4

О лобызании икон

Павел Бегичев утверждал, что 7-й Вселенский собор не требовал лобызания икон, что соответствующее слово якобы было неправильно понято. Однако на фоне многовековой практики Восточной церкви Пашины заявления выглядят несколько самоуверенно. Все-таки Восточная церковь была в значительной мере грекоязычной (т.е. говорила на том же языке, на котором писались постановления 7-го собора), и она воспринимала постановления 7-го собора именно как призыв к целованию икон. Как и в случае с «артосом» (евхаристическим хлебом), Пашины рассуждения довольно поверхностны.

Игорь Гердов уже показал, что один из главных столпов иконопочитания и предтеча 7-го Вселенского собора Иоанн Дамаскин совершенно четко и недвусмысленно говорит о «целовании» икон «устами». Перевод постановлений собора, сделанный Греческой православной церковью на английский, тоже использует слово kiss – целовать: «We define also that they should be kissed…» Так кто же более прав в своем знании греческого языка: Бегичев или Греческая православная церковь?

Дело в том, что базовое значение слова аспадзомай, используемого в постановлениях собора, – «обнимать» (Hans Windisch. Ασπαζομαι // TDNT. V. 1. P. 497) или «приветствовать» (William Arndt, Frederick W. Danker and Walter Bauer, A Greek-English Lexicon of the New Testament and Other Early Christian Literature, 3rd ed. Chicago: University of Chicago Press, 2000. P. 144). Приветствие это могло выражаться в таких жестах, как: «объятия, лобызание, протягивание руки и иногда даже проскинесис [поклон, поклонение]» (TDNT. V. 1. P. 496). В отношении икон ни объятия, ни протягивание руки по понятным причинам не подходят. Есть еще проскинесис (поклон, поклонение), однако этот термин используется в постановлениях 7-го Вселенского собора самостоятельно. Остается лобызание. Таким образом, 7-й Вселенский собор предписывает почтение к иконам, которое должно выражаться в поклоне и лобызании. Именно так это понимала на протяжении веков Восточная церковь, и именно так понимают переводчики постановлений собора как на русский, так и на английский языки.

О принятии первых 7-и Вселенских соборов

Павел Бегичев говорил, что он и его новообразованная церковь принимает постановления всех 7-и Вселенских соборов. При этом он вроде бы не отказывается от общения – в том числе евхаристического – с евангельскими верующими. Однако это весьма непоследовательно, поскольку 7-й собор постановляет:

«Не лобызающим святых и честных икон анафема» (ссылка).

Какой бы смысл Бегичев ни вкладывал в используемое в данном постановлении слово аспадзомай, в любом случае те, кто не воздает аспасмос иконам, должны быть им преданы анафеме. И если евангельские верующие не захотят ни лобызать иконы, ни воздавать им какое-либо другое особое почитание, Бегичев должен поступить как Ставракий, епископ халкидонский, на 7-м Вселенском соборе: «…приемлю, с любовию приветствую и лобызаю священные иконы, как залог моего спасения, а мыслящих не так анафематствую» (ссылка). Даже те из евангельских, кто готов признать в иконах учительную функцию, но не готов им поклоняться, должны быть провозглашены Бегичевым наполовину лжецами, как это делает все тот же 7-й Вселенский собор: «Некоторые говорят, что достаточно иметь иконные изображения для одного только напоминания, но не лобызать их; одно принимают, а другое отвергают, и таким образом оказываются какими-то полулжецами, или отчасти лжецами, а отчасти говорящими истину; потому что с одной стороны исповедуют истину, а с другой говорят ложь» (ссылка).

То есть, здесь уже приходится выбирать: либо принимать постановления 7-и Вселенских соборов, либо признавать евангельское христианство. В противном случае все слова о принятии 7-и Вселенских соборов не имеют никакого подлинного смысла, а служат лишь внешней оболочкой, непонятно для чего воздвигнутой.

Более того, если признавать 7-й Вселенский собор, то одними только поклонами перед иконами дело не закончится. 7-й Собор:

• называет Деву Марию «нашей Владычицей» (ссылка);
• призывает обращаться с молитвой к ангелам, прося их о ходатайстве (ссылка);
• призывает «лобызать честные останки» святых «для того, чтобы получить от них освящение» (ссылка);
• призывает поклоняться мощам (ссылка).

На фоне всех этих вещей заявление Бегичева, что он признает 7 Вселенских соборов за авторитетные, выглядит как минимум непродуманным. Как максимум – признаком настолько больших догматических изменений в его собственных верованиях, что остается только гадать о том, как далеко это зайдет и в какой точке остановится.

Comments have been disabled for this post.