maks-korol-1

Торецк. Блокпост. Конференция. Дом.

maks_korol для alex-pro-1
Именно этими четырьмя словами можно описать то, что происходило в период с 25-27.11 в моей жизни.
Господь благословил меня провести конференцию в благословенной церкви города Торецк (в прошлом Дзержинск, Донецкая область) на тему «Авторитет Писания и жизнь христианина».

Конференция состояла из трех больших лекций.
В первой лекции «Библейское обоснование авторитета Писания» мы говорили о том, почему важно защищать авторитет Библии в 21 веке и что Бог говорит об авторитете Библии.

Во второй лекции «Конкуренты авторитета Писания» слушатели рассуждали над  тем, что в современном мире противостоит авторитету слова Божьего. Была возможность услышать о рационализме, прагматизме, формализме, традиционализме и др. конкурентах, влияющих на мировоззрение человека из-за которых авторитет Писания меркнет в жизни христианина.

Третья лекция была на тему: «Отношение христианина к авторитету Писания». В ней мы достаточно кратко поговорили о том, какое место должно занимать Писание в различных аспектах жизни человека.

Большим ободрением для меня были
слова пастора поместной общины: «Максим, ты сегодня очень помог нашей церкви». Кроме того я переживал, чтобы услышанная информация не была тяжелой для восприятия. И здесь Господь меня утешил, когда ко мне подошел реабилитант, который недавно начал посещать церковь, поблагодарил и сказал, что ему было все понятно.

Не обошлось и без казусных моментов. Поделюсь одним из них. Как вы знаете, на Донбассе сейчас идет война и город, в который я прибыл, является пограничным пунктом. Там регулярно происходят обстрелы военных и жилых домов.

Еще до конференции мой сын попросил, чтобы я ему привез гильзу от патрона. В общем, по приезду в Торецк я начал искать эту злосчастную гильзу везде, но так и не нашел. В голову пришла идея поехать на блокпост и попросить солдат дать мне использованный патрон. Такая идея возникла вследствие просмотра множества фотографий в соцсети, когда капелланы ездят к бойцам и благовествуют им о Боге. Подумалось мне, что ничего плохого не случится, если я также поеду и заодно расскажу им о Боге.

Поехали мы на блокпост на машине. Так как решение было спонтанным, естественно документы мы с собой не брали. Когда мы туда приехали, то сразу встретились с подозрительными взглядами измученных солдат. На наш вопрос: «Зачем мы сюда приехали», пастор церкви смущенно ответил: «Посмотреть как вы здесь. Взять гильзу». После его ответа я понял, что просто так нас уже не отпустят назад.

Нас попросили задержаться до прибытия командира. Мы ждали полчаса. У меня еще тлелась надежда получить гильзу. Когда прибыл командир, я осознал, насколько глупо с моей стороны было ехать на блокпост без документов. Он попросил наши документы. У пастора оказалось только удостоверение. У меня ничего. Командир попросил меня дать ему мой телефон и после начал проверять телефонную книгу в моей старенькой нокиа.

Следующие пятнадцать минут я детально рассказывал командиру краткую биографию почти каждого человека, которого он называл с моей телефонной книги. Он спрашивал о национальности людей из церкви, о том, где они работают и т.д. Все шло хорошо, пока он не дошел до номера, который был подписан «комбат».  Командир подозрительно на меня посмотрел, и я прочитал в его глазах: «Возможно, что он диверсант». Он спросил меня, кто такой комбат. Во время объяснения я думал о том, что только Бог может мне помочь уехать отсюда без наручников. Я рассказал ему, что комбат – это шуточное название отчима моей жены, которого она так называет с детства. Очевидно, командир, глядя на меня, оценивая мой вес, понял, что я не могу быть никаким диверсантом и поверил всем моим словам. Конечно, во время общего досмотра, мы рассказывали о том, что являемся верующими, и мой приезд сюда связан с проведением конференции.

В общем, как вы поняли, гильзу от патрона нам не дали. Спустя несколько часов я понимал, что если бы не молитвы моих друзей, то нас бы не отпустили. Молитва церкви - это сила.
Слава Господу за проведенную конференцию. За Его милость и снисхождение к моей немощи.

Comments have been disabled for this post.